gototopgototop
Главная Аналитика и обзоры Авторские обзоры Джанет Йеллен искушает судьбу, объявляя об окончании эры финансовых кризисов, - Амброуз Эванс-Причард
fed janet yellen 12Федеральный Резерв миновал стадию самоуспокоенности и вошел в стадию иллюзий. Джаннет Йеллен с ее чрезмерно оптимистичной убежденностью в том, что финансовый кризис больше никогда не случится “в отведенный нам срок жизни,” возвестила об этом переходе.

Пока председатель Феда предлагала себя в качестве заложника фортуны в Лондоне, Институт Международных Финансов в Вашингтоне опубликовал информацию, в соответствии с которой глобальный долг достиг $217 трлн.

Эта цифра соответствует 327% от мирового ВВП, при том что этот показатель был равен 276% в 2007 году — прямо накануне коллапса западной финансовой системы – и 246% — пятнадцать лет назад.

Клаудио Борио из Банка Международных Расчетов (BIS), являющегося главным жрецом монетарной ортодоксальности, заявил, что никто не знает, как долго такая ситуация может сохраняться, и как все будет выглядеть, когда наступит неизбежная развязка.

“Финансовые бумы не могут длиться бесконечно долго. Они могут обрушаться под собственным весом,” сказал он изданию Telegraph.

alt

Миссис Йеллен, возможно, права, заявляя, что здоровье больших американских банков до неприличия крепко. Однако экстраполяция этого факта на всю систему, которая якобы стала теперь “гораздо более надежной и безопасной,” не представляется правильной.

Люди знакомые с ситуацией беспокоятся о том, смогут ли клиринговые дома (central counterparties), обеспечивающие клиринг деривативных контрактов на триллионы долларов, выстоять предстоящий шторм. Необдуманные регуляции извели маркетмэйкеров, в результате чего на рынках наблюдается пугающее отсутствие ликвидности. Маржинальный долг на Уолл Стрит достиг рекордных уровней.

Кредитный рынок оказался настолько искажен, что заядлый нарушитель своих долговых обязательств, Аргентина, только что продала свои столетние облигации, причем спрос на них оказался неожиданно высоким. “Леверидж проник повсюду, и система подвергается риску как никогда ранее. Мы не видели такой самоуспокоенности на рынках с 1987 года,” сказал кредитный эксперт компании ADM Марк Оствальд.

Главный экономист Банка Англии Энди Холден в своей речи 2014 года, названной “На полпути вверх по лестнице,” предупредил о том, что опасность мигрировала из банков во взаимные фонды, страховые компании и пенсионные фонды. Инвесторы сосредоточились на трейдах, которые имеют узкий выход.

“Риск похож на энергию: он как правило консервируется, а не исчезает; он изменяет свои формы, но не количество,” сказал он.

Более всего тревожит то обстоятельство, что большая часть мира попала в долговую ловушку. Запад все еще чувствует последствия событий, произошедших после краха Lehman. Коэффициент публичной долговой нагрузки прибавил 32% во Франции, 41% в США, 49% в Великобритании, 55% в Японии и 60% в Испании.

Китай и большая часть развивающихся рынков в это же время стремительно наращивали свой леверидж. Они добавляют $1 трлн. долга каждые четыре месяца.

В 2008 году Китай смог смягчить последствия шока Lehman посредством масштабнейших бюджетных и монетарных стимулов. Эти стимулы сберегли другие страны Восточной Азии и экспортеров сырья от длительной рецессии.

В этот раз Китай сам превратился в эпицентр риска. За шесть лет банковская система Китая добавила долгов больше, чем размер совокупного баланса банковских систем США и Японии.

alt

В своем 77-м по счету ежегодном отчете, выпущенном на этой неделе, Банк Международных Расчетов предупредил, что его основной индикатор грядущих неприятностей – гэп между объемом кредитов и ВВП – передает красный сигнал тревоги для Китая и Гонконга (также, как и для Канады и Таиланда), и желтый – для большинства стран Азии. Этот индикатор показал свою надежность в деле прогнозирования банковских кризисов за три года от их начала, и он имел очень мало “ложных срабатываний.”

Глобальный экономический цикл длится уже довольно долго, но может так случиться, что он не завершится традиционным подскоком инфляции. “Конец цикла может произойти по сценарию, когда финансовый бум пошел в неверном направлении, как это случилось с прошлой рецессией. Опережающие индикаторы стресса указывают на то, что финансовые бумы в ряде стран в цифрах выглядят похожими на те финансовые бумы, что предваряли прошлый глобальный финансовый кризис,” сказал Мистер Борио.

Околонулевые процентные ставки и программы монетарного смягчения до сих пор затмевали рекордный долговой леверидж. Центральные банки купили облигаций и прочих активов на сумму $26 трлн.

Национальный Банк Швейцарии – выступающий теперь как хедж-фонд – купил американских и европейских акций на сумму $100 млрд., чтобы сдержать укрепление франка. Этот банк владеет 26 млн. акций компании Microsoft, 31 млн. акций General Electric и по 16 млн. акций компаний Coca Cola и Exxon.

Банк Японии продолжает работать в режиме “Банзай.” Теперь он владеет двумя третями японского рынка биржевых индексных фондов. Он обладает половиной акций компании Fast Retailing, обращающихся на рынке.

Так что же происходит, когда центральные банки ужесточают свою политику? Федрезерв уже приступил к ужесточению, три раза повысив ставки с декабря прошлого года. А теперь он планирует начать сокращение своего баланса в $4,4 трлн., начиная с осени. Европейский Центральный Банк и Банк Англии также подают сигнал о смене ориентиров.

Миссис Йеллен может притворяться, что Федрезерв способен калибровать свои действия в этом деликатном деле, но ее слова – это ложь во спасение и необходимый блеф. “У них нет идей, как можно сделать это,” говорит Профессор Данни Блэнчфлауэр, который раньше принимал участие в процессе установления ставок Банком Англии.

В частном порядке представители Феда признавались, что программа количественного смягчения – это поход в Терра инкогнита. Отмена QE чревата еще большими опасностями. Бен Бернанке, будучи архитектором новейшей монетарной политики, советовал своим коллегам оставить баланс Федрезерва в покое.

Процесс сокращения баланса может оказаться слишком рискованным до тех пор, пока Федрезерв не выстроил достаточный буфер безопасности посредством повышения ставок от их теперешних низких значений.

alt

Никто толком не представляет, что случится с $10,5 трлн. оффшорного долга, когда стоимость заимствований в США пойдет вверх. Банк Международных Расчетов заявил, что рынки долларового фондирования станут “ключевыми точками давления” в процессе роста стресса, но не только они.

“Нормализация политики сопряжена с беспрецедентными вызовами. Она может вызвать или усилить финансовый крах в более уязвимых странах,” заявляет банк.

Мировая экономика еще никогда не была так чувствительна к процентным ставкам. И нормализация политики еще никогда не была так сложна.

Сомнительно, что Джаннет Йеллен и в самом деле верит, что Федрезерв упразднил все будущие кризисы. Она определенно продолжает придерживаться мифа о том, что причиной краха Lehman стали заигравшиеся банкиры и спекулянты. Эта версия в лучшем случае правдива только на половину. Частные банки являются проводниками политики, а саму политику определяют правительства и центральные банки.

Критики Феда утверждают, что монетарный регулятор неверно истолковал эффекты глобализации. Приток в мировую экономику двух миллиардов людей из Китая и Восточной Европы в начале 1990-х годов оказался эпохальным шоком на стороне предложения, плюс свою лепту внесли цифровые технологии. Поднявшаяся волна дефляции пересекла границы всех стран, и она посеяла хаос в инфляционно ориентированных моделях, используемых центральными банками.

Федрезерв и прочие центральные банки не адаптировали свою политику к новым условиям. Таков был их первородный грех. Им следовало позволить случиться мягкой дефляции, пока растущая производительность труда и долговые коэффициенты располагали к этому. Им следовало идти “против ветра,” ужесточая политику и на корню пресекая возникновение пузырей в активах.

Они слишком зациклились на своей сломанной модели DGSE (динамическая стохастическая модель общего равновесия). Они предались блаженству в эпоху “Великого успокоения.” Они проспали один пузырь, а затем другой, потому что считали, что горизонт чист, поскольку инфляция низка.

Они одобрительно похлопывали друг друга по спине. Они думали, что инфляция была низка, потому что они оказались чрезвычайно успешными в деле убеждения рынков, что инфляция не случится. А инфляция никуда не делась. Она ушла в цены активов.

Необузданное долговое расширение перетянуло процветание из будущего. Этот пагубный эффект “межвременного рассогласования” проявился в том, что с каждым циклом процентные ставки оказывались все ниже и ниже до тех пор, пока они не достигли пределов своего снижения. И примерно в этом положении мы находим себя сегодня. Дальнейший путь оказался закрыт для нас.

Нынешняя ситуация стала настолько шаткой, что те из нас, которые всегда были монетарными ястребами, когда все это начиналось, позднее в полном составе превратились в голубей под воздействием обстоятельств, потому что альтернатива для общества слишком ужасна, чтобы ее рассматривать.

Давайте говорить откровенно. Федрезерв создал дот-ком пузырь в конце 1990-х годов. Он создал сабпрайм-пузырь, который лопнул в момент краха Lehman. Чего бы не исповедовала Миссис Йеллен, наступление нового кризиса избежать невозможно. Следующий экономический спад может оказаться настолько неподдающимся излечению, что встанет вопрос о политическом выживании капитализма. Пришла пора произвести расчет по сделке Фауста.

Опубликовано 28.06.2017 г.

Источник: Janet Yellen courts fate by trumpeting end to financial crises

Последние комментарии



Рейтинг@Mail.ru Индекс цитирования     Материалы сайта рекомендованы
    лицам старше 18 лет.
| Главная | Новости | Обзоры | Статьи | Форум | Графики | Карта сайта | Вход | Google | Наши партнёры |